Юлия Гончарова (yuliajuliayulia) wrote,
Юлия Гончарова
yuliajuliayulia

Новогодняя заморозка по-кольски)))

  Наверное сильно я летом на солнышке перегрелась, ещё бы- три месяца в Абхазии и две недели пыльных Азеро-Дагестанских дорог, прочувствовав абсолютный максимум в своей жизни +50, к концу декабря захотелось севера. Да именно, того самого русского севера от которого коченеют пальцы на руках и ногах, вырастают сосульки под носом. Благо таких мест в нашей стране очень много, итак выходим за зону полярного круга, а вместе с ним и из привычной зоны комфорта-едем в тундры, ни в какие-нибудь, а ловозерские!!!!
   Ловозерские тундры- горный массив на Кольском полуострове в Мурманской области. Это место издревле считалось местом силы саамов (лопарей), народность, некогда заселявшая эту территорию. Каких только сказок и легенд не складывали про этот уголок земного шара. И Йети там разгуливают, и паркинг у НЛО, и великая Гиперборея там под землёй покоится. Только введите в поисковую строку « Ловозеро» и интернет выдаст вам тысячи статей и текстов о пропавших там экспедициях, о встречи с ужасающим Снежным человеком и прочую душу леденящую ересь.
  Вечер накануне вылета – решение сложной стратегической задачи: запихнуть в рюкзак невпихуемое, да ещё так, чтобы оно не превышало щедрый лимит грузоподъёмности аж 10 кг.
   27 декабря, до наступления нового года остается три дня. Утро, спешу в аэропорт, воскресный Краснодар безлюдный и теплый +18, ну ничего скоро мы это исправим. Пашковский Аэропорт, вот выкатилась наша карета под названием « Победа», хорошо, что первые две буквы не стёрлись))). Покачиваясь над облачками, предчувствуем приближение столицы. Пилот возвестил о скорой посадке. И тут наш полет перестал быть томным, самолетишко понесло то вправо, то в лево, потом он опустился в облака и все затряслось, завибрировало, затрещало, заскрипело. В глазах пассажиров читался нескрываемый ужас. Низкобюджетный перевозчик «Победа» держал свою марку. Вцепившись в кресло, я уже мысленно расставалась с жизнью, и хотелось лишь одного, чтобы моя плоть не разлетелась на куски по салону, а процесс отправления в мир иной произошел быстро и безболезненно. А стальная птица все также мучительно кружила над посадочной полосой. Но так как данное повествование продолжается, а значит, что дух все-также царствует в моем теле. Момент соприкосновения этой в прямом смысле Дурной машины с посадочной полосой, словно выдернул меня из царства Анубиса, куда я сама себя уже мысленно запихнула, и на глазах выступили слёзы, в то время как пассажиры рукоплескали мастерству пилота, я сидела и сотрясалась от рыдания. Вот такие не скучные полеты у компании «Победа». Отличный рекламный слоган: «Победа-спасибо, что живой!!!!»
   Внуково. Москва как всегда, грязная, обхарканная по углам, серая, безснежная, ветреная и обледенелая. Насытившись аэропрогулкой , я спешу в свой любимый поезд и карабкаясь, как примат на вторую полку искренне радуюсь, что полет отсюда будет не так высок, как из поднебесья.
  Вот на второй день за окном замелькали карельские елочки и изредка деревянные избушки, прямо живые новогодние открытки.
  29 января 5:30, выхожу из пропитанного запахами Дошираков и растворимого кофе, удушливого вагона, на свежий Мурманский воздух. Здравствуй город моряков!!!



   К 9 часам группа в сборе. И как в старой доброй песне: « Неси меня олень, в свою страну оленью».
Но вместо оленя нас мчит турбо буханка, шестеро безнадёжных искателей приключений вперед навстречу северным ветрам. Тем временем светало, в одной стороне светила луна, в другой солнце, горизонт накрыло дымно-красным полотном.

  Поселок Ловозеро был когда-то главной лопарской резиденцией. Сейчас, кутаясь в пальтишки и шубейки, по дорогам бегает тамошний народ и скорее всего совсем не саамских кровей. 80% местного населения это пришедшие в конце 19 века Коми. Будучи в ответе за тех кого они приручили, то есть северных оленей, Коми три года, спасались бегством от чумки, которая буквально косила стада. Они пришли примерно оттуда, где сейчас находится город Сыктывкар и осели на берегу Ловозера, где их без особого энтузиазма встретили хозяева Саамы. Долгое время народности не контактировали друг с другом и лишь через несколько лет начали появляться смешанные браки. Сейчас Коми-Саамское поселение это множество частных домов, несколько пятиэтажек, какие-то базы отдыха, супермаркет «Дикси» в виде национального саамского чума и музей национальной культуры, в который мы, увы, так и не попали.
  Турбо-буханка причалила в самом конце села прямо перед выходом на озеро. Не успели рассортировать харчи по рюкзакам и настроить крепление у лыж, как начало смеркаться и это в 14:30. Полярная ночь, это то, что я совсем не учла отправляясь в экспедицию. И по этому чаще всего вместо сияющих горных вершин и елей в пушистых снежных шапках приходилось любоваться кусочком лыжни впередиидущего в тусклом свете налобного фонарика.
  И вот снова это волнительное чувство перед выходом, как и четыре года назад перед зимним походом на Урале. В остатке полярного дня мы прошагали 12 км. по замершему озеру и завернули в лесок на ночевку. Уютно, тихо, ветер остался бушевать на озере, а в кронах высоких деревьев расстилался млечный путь. Но таращиться на небо не получится, это тебе не на камешках черноморского побережья под шум прибоя релаксировать, это север, полярный север, мать его…) Ни прошло и минуты как твоё распаренное после пробежки тело начинает свербить мороз, по этому незамедлительно переходим к согревающей трудотерапии: пилим деревья, колим дрова, устанавливаем шатер, разводим костер. И куда же без спасительных ста грамм, а где сто там и двести, а где двести там и ...∞))) Стоим у спасительного костра, жуем блинчики с джемом, запивая коньяком, а предательское пламя лижет ноги, итог- две дырки в бахилах. В нашей стране множество проблем решаются скотчем, изолентой и газетками, остаюсь верной традиции, пару кусочков армированного скотча и бахилы как новенькие!!!
Тем временем ночное небо начинает выплескивать ядовитый желтый свет, не сильно яркий, но все-же, первые проблески северного сияния.
Фото Кирилла



Первая ночевка. До середины ночи спится великолепно, пока не прогорели все дрова. Обидно наблюдать, как мирно похрапывают твои товарищи, и лишь тебя одну тревожит вопрос чрезмерного кондиционирования в помещении. В голове прокручиваешь стратегию действий: вылезти из спальника, найти в темноте спички, открыть печку, разжечь снова её, накидать дров – это же целая войсковая операция. Так я и не осмелилась даже руку высунуть из спальника. И вот слышу, кто-то загремел печкой. Через несколько минут отопительная система заработала.
Первая ночевка

  Утро дня второго. Что за чудо дежурные у нас, сытный и полезный завтрак прямо в постель. Из шатра раздается наш веселый смех, звон ложек о тарелки и музыкальное сопровождение Высоцкого, Митяева, Элвиса Пресли, Битлз и др. Руки ноги целы, вроде никто ничего не отморозил при -27, а значит идем дальше.
  Ловозеро свирепеет. Озеро силы не дает, а скорее отнимает. Арктический ветер испытывает нас на прочность, толкая со всех сторон, не давая сделать вздох. Я шла вторая, впереди был наш лидер Игорь, двигаясь строго по его лыжне, стараясь не отставать ни на секунду, я все время боялась потерять его из вида, стоило ему оторваться больше чем на метр, снежно-ветренная пучина проглатывала его и у меня начиналась паническая дезориентация. Остановки для отдыха короткие, минута-две, даже не снимая рюкзаков. В один момент ветряная атака просто свалила меня с ног. Упершись лыжными палками в снег я сопротивлялась, но победа осталась за могучей стихией и через пол секунды я уже беспомощно барахталась в сугробе.
  Очередной час покорители тундры борясь с ветром, медленно продвигались вперед, вдруг нас догнал какой-то туристический тарантас, снегоход с прикрепленным сзади крытым фургоном, для катания обеспеченных любителей экстрима. Их счастливые лица во мгле не разглядела, но шестеро отмороженных человекоподобных существ на лыжах, у них вызвали бурю эмоций и они начали снимать нас на телефоны. Да, Коламбия Пикчерз, такого точно НЕ представляет….)))

К вечеру мы миновали эту зону наивысшего дискомфорта и вышли снова в лес.
Вторая стоянка была куда более живописной


Ловозеро осталось позади. А впереди ещё нас ждал великий Сейдъявр.

   Сейдявр- священное озеро саамов. По мнению уфологов одно из предполагаемых мест существования гиперборейской цивилизации. Сюда в разное время отправлялись разные исследовательские экспедиции. И вроде как какие-то артефакты и были найдены, но всё это останется скрытым за семью печатями. Неоднократно упоминается экспедиция Александра Барченко, ученого оккультиста, целью которой было изучение так называемого мерячения, арктического помутнения сознания, случаи которого происходили на Кольском полуострове. Сам же Барченко стал жертвой не неведомой полярной силы, а помутнения мозгов Военной Коллегии Верховного Суда СССР, обвинившей его в шпионаже и приговорившей к смертной казни.
  31 декабря выходим на скованное льдом Сейдозеро. И сразу попадаем в снежно-ветряную воронку. Наверное озеро, просто тошнит от нас. С тех пор как место стало доступным для туристов, сюда, что называется, не зарастает народная тропа. Всем хочется урвать кусок первобытной благодати. Пересекая озеро, у меня возникали свои гипотезы появления арктического психоза, хотя было странно, то что я в тот момент я вообще могла о чем то размышлять. Снежная пыль, рев ветра, скрип лыжных палок и мутная белая пелена все сливалось в сплошную массу. И когда часами тебя пережевывает эта черно-белая стихия, мозг как-будто начинает дорисовывать недостающие цветные фрагменты. Но скорее всего это личное свойство моего больного воображения.
  Пересекаем Сейдъявр и оставив поклажу на берегу идем в лес тропить лыжню до избушки Чивруая. Наш духовный лидер Игорь показывает просто чудеса ориентирования, даже не заглядывая в навигатор, через сорок минут мы уже стоим у бревенчатого домика. И снова возвращаемся к озеру за рюкзаками. В непроглядной темноте ползем уже по готовой лыжне через дремучий лес, главное не оставить на какой-нибудь ветке свой глаз.
   Бревенчатый домик в низовьях реки Чивруай был построен в70-хг Архангельскими альпинистами, в память о погибших на перевале товарищах, с тех пор в этих апартаментах находят временный ночлег странствующие. Двухэтажный настил, стол, лавки, печка всё содержится в исключительном порядке и чистоте.


Заселились, и незамедлительно начали готовиться к грядущему празднику. До наступления 2016 оставалась пара часов.


Это уже мой второй новый год без шампанского, 2015 под мерзким сочинским дождем, с гнетущей мыслью о работе к шести часам утра, был встречен глотком красного вина, кустарного производства. Впрочем, это лучше не вспоминать.
Главным блюдом новогоднего стола был авторский торт, который сваял Кирилл. Уникальная выпечка с изображением местного божества Куйвы, отлично сочеталась с коньячком и мандаринами.

Без отслеживания временного рубежа смены года уходящего и приходящего, так как минутная стрелка часов у всех разнилась, мы принялись за ритуальное поедание Куйвы. Вот такими грязными, прокопченными, пьяными, уставшими, но СЧАСТЛИВЫМИ, мы вошли в новый 2016 год.

1 января, подъём, как и положено после полудня, как раз за пару часов до наступления темноты. Мы с моим напарником невежественно проспали ответственное дежурство. Оставив группу без завтрака. Нет, ну все же 1 января это именно тот день, когда человеку можно простить все его грехи. И нам прощают, все доедают вчерашний суп.
Остаток дня вчетвером идем в гости к Куйве.

   Пару слов об этой мистической персоне. Куйва- зловещий персонаж мифологии саамов, легендарный великан, обитающий в Ловозерской тундре. Над Сейдозером высится скала, напоминающая о месте «упокоения» великана, с его собственным изображением. Как я не силилась догнать уходящий световой день, но когда мы подошли к скале, было уже совсем темно, и на скале слабо проглядывались какие-то отдельный кусочки. « Вот плечи, вот ручки, вот ножки»- говорил Максим, не раз уже видевший Куйву, и я судорожно пыталась собрать эти отдельные фрагменты в общую картинку, не очень то получалось. С каждой секундой аватарка великана всё больше тонула в черноте полярной ночи. Но это не помешало нам выпить стопочку за хозяина и угостить его. Куйва хоть и злой, но от коньяка подобрел и даровал нам прекрасный безветренный путь домой к избушке.
Фото Куйвы при дневном свете

По дороге заглянули в «иглу».


  Зимнее жилище эскимосов, представляющее собой куполообразную постройку из снежно-ледяных блоков. Важно, чтобы вход в иглу был ниже уровня пола — это обеспечивает отток из постройки углекислого газа и приток взамен кислорода, а также не позволяет уходить более лёгкому тёплому воздуху. Вся внутренняя система функционирует так что, лишняя влага выводится а внутри достаточно сухо, тепло и комфортно.
День следующий совершаем прогулку в Чивруайскую долину с восхождением на перевал. В далеком 1973г.в этих местах погибла группа туристов из Куйбышева, но не буду углубляться в грустные подробности давно минувших лет.

Ягель под снегом



Фееричная долина очаровывает своей красотой. Сзади с Сейдъявра нас нагонял туман, дошедший до определённой точки, почему-то остановился.

Слева от нас гора Нинчурт, с саамского «нинч» женские груди. Да, времена проходят, но предпочтения не меняются. Воспеваемые, как поэтами серебряного века, так и саамами, сиськи правят миром!!! Пардон, за вульгаризм.
К пяти часам вечера вскарабкались на перевал. Стояла ясная звездная полярная ночь.


Чивруайская долина ночью


Дорога обратно была совсем не скучной. Переходя из открытого участка в лесной, начались «веселые горки». Лыжи понеслись вниз по скользким накатанным дорожкам. Лавируя на скорости в темноте между деревьями, елки весело приветствовали меня хлесткими ударами колючими ветками по лицу. Сколько же коньяка мне предстояло выпить для восстановления баланса нервных клеток в организме, после такого добровольного самобичевания.
Последняя ночевка в избушке Чивруая. Пробудившись ночью не от привычного сковывающего холода, а от геенны огненной, на втором ярусе, где было мое ложе, можно было устроить сауну. В сложном искусстве растопки печи, нужно обязательно найти этот хрупкий баланс между « Твою, мать как холодно, опять все дрова прогорели» и «Мать твою, как жарко, дышать нечем», так вот у нас всегда возникал диссонанс.
3 января, ответственный день, мы должны прошагать 26км, перейти Сейдозеро и половину Ловозера. Беспрекословно подчиняемся приказу руководителя, сказано выйти в 8,вот мы и вышли в 11:30. У нас вообще на протяжении всего похода никогда не получалось выходить раньше этого времени.
На старте

Зато в тот день природа, наконец, приоткрыла завесу сумрачной пелены. Кто-то поджег небо внутри, и оно полыхало на протяжении всего нашего пути.
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)

А с наступлением темноты оно засияло уже другими цветами, цветами настоящего северного сияния.


В ту ночь температура значительно сползла вниз. И я снова вскочила с осознанием того, что отопительная система вышла из строя. Часто среди ночи я просыпалась в параноидальном ужасе, что у меня отморожены конечности, и я действительно не чувствовала рук, тогда я крепко сжимала кулаки или грызла пальцы. Но это было не замерзание, а простое онемение. На этот раз я всё-таки выползла из мешка и заново растопила печь. Утром мы с моим напарником, по традиции, снова позорно проспали своё дежурство. Собрав волю в кулак выкарабкалась из шатра, развела костер, заново прорубив ледорубом лунку в речке, принесла воды и часам к 12 мы закончили приготовление нашей стряпни. Закрепив славу самых безответственных дежурных в нашей группе.
И вот осталось каких-то 18км. и мы в Ловозере. Как обычно по темноте въезжаем в поселок. Вот ещё повод поразиться доброте и гостеприимству северян. Нас, грязных, вонючих и прокопченных приютила практически не знакомая женщина. Хоть домик у тете Тани и не большой, но все мы благополучно разместились на полу, предварительно выпарившись в местной бане.
Ну и какое же завершение похода без толстого зимнего кота
Ловозерская Дунька

По дороге в Мурманск заехали к оленям. Что за веселые и добродушные существа. За ягель готовы душу продать. Они всасывают траву в себя как пылесосы, если засыпать ягелем дорогу от Питера до Москвы, мне кажется, что они вычистят её буквально за пару часов.



  И вот мы в Мурманске. Прощаемся с уезжающими. А у нас на горизонте маячит новый трип на остров «Партизанский». Приключения продолжаются. Ведь впереди ещё рождество и небывалая магнитная активность неба с световым арктическим сиянием. Что называется, с корабля на бал. За пару часов пересортировываем рюкзаки, и вечером я , Игорь и Кирилл мчимся на границу с Финляндией на остров « Партизанский». Где нас ждут известный мурманский писатель, историк, краевед Михаил Григорьевич Орешета и приехавший из Голландии путешественник и страстный любитель России Mr. Кейс.
Остров находится неподалеку от русско-финской границы. В годы Великой Отечественной Войны здесь была база двух партизанских отрядов: «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман». Отсюда они проводили свои рейды вглубь немецкой обороны, нанося ощутимый урон врагу.
От трассы, куда мы вылезли из теплой машины, прошли через ночной лес и озеро и примерно к часу ночи добрались до острова. Мороз крепчал с каждой минутой. Ночевали в маленькой уютной землянке.
Утром мы отправились с Кейсом на обзорную экскурсию по острову.


Время вечерних полутонов


Здесь был лось

В тот день ртутный столб термометра неудержимо полз вниз и к вечеру достиг -40.

     Сколько историй о героических подвигах партизан нам поведал хозяин и основатель музея остров «Партизанский» Михаил Григорьевич. Да, что там говорить, одна зимовка здесь, в этом безжалостном заполярье уже подвиг. А люди жили здесь по 20-25 человек в землянке под постоянными авиационными атаками и при этом вели разведывательную деятельность, совершали многодневные вылазки на вражескую территорию. И история о том, как наши солдаты шли через подожженный финнами пылающий лес и просто без стрельбы, одним своим видом сверхчеловеков в горящих и дымящихся прямо на голове фуражках, заставили врага бросить оружие и спасаться бегством, ещё одно подтверждение, что это Герои на века. Выслушав этот эпизод, переданный с особой экспрессивностью, настолько насколько мне позволял мой английский, Кейс записал всё в свой блокнотик, потом потянулся за рюмкой, наполнив её, громко на русском языке произнес: «За партизан». Кейс долго признавался в любви к России, природе, людям, истории. Ему приходилось бывать и на Беломорском канале и на Байкале и даже совершить путешествие на легендарном транссибирском экспрессе Москва-Владивосток. Я впервые встретила такого одержимого иностранца-энтузиаста, добровольно приехавшего в дебри самых хмурых мест, чтобы познать «загадочную русскую душу».

Потрескивали поленья в печке, за «рюмкой чая» и разговорами ждем наступления Рождества.
Жареная оленина

Кирилл по традиции ваяет праздничный торт.

В полночь Михаил Григорьевич открыл часовенку и мы зажгли свечи. И тут на небе взыграла рождественская феерия. -42, тишина такая, что можно слышать биение собственного сердца. Наши взоры прикованы к изумрудным вспышкам разрывающим ночной небосвод , потрясающей красоты сияние ознаменовало появление на свет сына Божьего Иисуса Христа.

Утром, я и Кейс покидаем лагерь, прощаемся со всеми и отправляемся в г. Печенга, где находится Свято-Трои́цкий Три́фонов Пе́ченгский монасты́рь. Долгое время был самым северным монастырем в мире. Старейший монастырь на Кольском полуострове.
По дороге минуем такие города как Никель и Заполярный. Эстетическая панорама выжженного пространства, грязного снега и дымящихся исполинских труб ностальгически напомнила мне мой родной Липецк. Во всем существовании этих городов, в пустых окнах брошенных домов, в полутьме улиц ощущается душераздирающая печаль и плачь убитого природного естества.

Печенгский монастырь внешне напоминает Кижи. Выскочив из машины, мороз начинает расщеплять тебя на атомы. Кажется, что здесь все -50. Короткими перебежками делаем несколько снимков и скорее обратно в авто.



На обратной дороге в Мурманск уже стемнело. Совершенно пустые трассы, лишь иногда попадались брошенные прямо на обочине автомобили. Видимо не выдержавшие полярного тест-драйва. О горе, если заглох твой транспорт на дороге в этих условиях. Однажды один самонадеянный бизнесмен в стильных туфельках и брючках возвращался из Финляндии на своем внедорожнике, масло замерзло и машина стала колом прямо на проезжей части, а вокруг лишь ночной лес. Бедный бизнесмен, не зная о том, что в двух километрах была избушка с людьми и печкой, за ночь сжег все покрышки. Вот такие невыдуманные кольские страшилки.
В Мурманске, попрощавшись с Сергеем и Кейсом, иду на вокзал. До свидания Мурманск, до свидания Кольский!!! Думаю ещё увидимся!!!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments